Интервью с Игорем Панариным журнала ЕВРАЗИЯ – Италия

Игор Николаевич Панарин — политолог, профессор кафедры массовой коммуникации и связей с общественностью Дипломатической академии МИД России, декан вечернего отделения факультета «Международные отношения» Дипломатической Академии МИД, кандидат психологических наук, доктор политических наук, академик Академии военных наук. Член Научно-методического Совета при Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, член Экспертного совета комитета по делам СНГ Совета Федерации.

 

Москва, 30/06/2011

 

 

Антонио Грего – Начнем с современной ситуации. Самое знаменательное геополитическое событие этих месяцев – несомненно так называемая (западными средствами массовой информации) “арабская весна” или восстания, которые перевернули, и еще продолжают раскалять почти все арабские государства от Марокко до Сирии, исключая – любопытный факт! – нефтяные монархии аравийского полуострова и Иордании. Не могли бы Вы проиллюстрировать нам свою точку зрения на причины этих восстаний и кому, по Вашему мнению, они могли быть нужны?

 

Игор Панарин – С точки зрения современной ситуации, она конечно находится в определенной точке бифуркации, связанной с началом активной фазы кризиса. Вот в своей последней книге «Мир после кризиса или Что дальше» я как раз указал время и практически угадал, потому что сам писал эту книгу в конце прошлого года. Начало активной фазы – это, скажем так, начало марта 2011 года, а завершение – декабрь 2012 г. Почему же дестабилизация началась на Ближнем Востоке?

 

Я кратко напомню, что примерно 5 — 6 лет назад Соединенные Штаты выдвинули концепцию так называемого Большого Ближнего Востока, в которую они включали Ирак, Иран, Афганистан и, непосредственно, Ближний Восток. И задумка геополитических сценариев была в том, чтобы перебросить каким-то образом вот эти конфликтогенные зоны из Ирака и Афганистана непосредственно на зону близкую к Европе.

 

С моей точки зрения, основная причина конфликтогенности в арабском Ближнем Востоке — это финансово-экономическая причина. Я напомню, что ситуация начала раскачиваться с Туниса, относительно благополучной арабской страны, где достаточно высокий процент людей, знающих французский язык, обучающихся во французских ВУЗах, и, в общем-то, эта страна была достаточно демократичной из африканских стран.

 

И первым очагом напряженности были как раз публикации господина Ассанжа. Господин Ассанж, с моей точки зрения, является сотрудником британской разведки МИ-6, но принципиально нового типа – это сотрудник — нелегал, он заранее был внедрен, вошел в так называемую «Пиратскую партию» в Швеции, сколотил какую-то группу. Символично, что бредовый сексуальный скандал, связанный с его именем, в общем-то ничем не закончился.

 

Господин Ассанж почему-то явился в Лондон сам, и вот его уже более полугода никак не выдадут ни в Швецию, ни в США, более того — он абсолютно забыт , но он выполнил свою функцию— есть такой термин – «Одноразовый пистолет». Выстрел был сделан с помощью сети интернет, с помощью сайта Викиликс, который в принципе нанес несколько точечных ударов. Сначала была дана некая правдивая информация о преступлениях американских военных в Ираке, в Афганистане.

 

Во-первых, эти преступления ретушировались, и они, из документов можно было сделать выводы, на порядок в реальности больше — в 10, 20 раз, а там говорилось о каких-то частных случаях. Мировая общественная среда, она восприняла эту информацию Викиликс как некий новый информационный фактор, ибо появилось доверие к этому источнику. Формулировалась задача, специально с 2006 года, когда внутри британо-американского капитала родилась идея начать управлять Ближним Востоком.

 

В этот же период времени произошло второе очень важное событие — якобы сокращение штата сотрудников телеканала и радиостанции БиБиСи. Эти люди — британцы, знающие арабский язык, никуда не исчезли, т.е. вся арабская редакция БиБиСи практически в полном составе перешла на Аль-Джазиру. Я хотел это выделить, что это фактически БиБиси, арабская редакция. Т.е. Аль Джазира некоторый период времени тоже якобы действовала независимо, создавала в арабском мире особую среду доверия к себе, и вот, были созданы два информационных механизма, которые начали раскачивать ситуацию на Ближнем Востоке.

 

В принципе, дестабилизация Ближнего Востока пошла. И двумя основными информационными, глобальными объектами воздействия явились, конечно, Ливия и Сирия.

Почему Ливия? Ливия не обладала, как ни парадоксально, возможностями для такой агрессии, потому что была самой процветающей страной арабского Востока. Зарплата медсестры – больше зарплаты медсестры США, не говоря уже о каких-то других арабских странах, – более трех тысяч долларов. Уровень жизни в Ливии был самый высокий в Африке.

 

Казалось бы, если мыслить категориями демократии, европейцы должны были приветствовать и поддерживать этот режим и учить других, как в Ливии удалось добиться этого результата. Но, с моей точки зрения, ключевой момент заключался в том, что Ливия начала демонстрировать действительно высокие темпы экономического роста; второе — высокий уровень жизни для других (среди) африканских стран; третье — началось сближение с ЮАР. С ЮАР — новым центром экономической силы, членом БРИКС.

Появились планы строительства железной дороги через всю Африку, между ЮАР и Ливией. Это гигантский проект. И РЖД (Российские Железные Дороги) могли бы получить там десятки миллиардов долларов прибыли. Но не только Россия от этого выиграла бы, выиграл бы вообще весь Африканский континент, потому что проложенная через зоны конфликтов (назовем их — это и Конго, и Ангола, и Мозамбик и другие зоны) железная дорога — это коммуникация, это строительство, это прогресс.

 

Конечно, можно было вытащить Африку на принципиально иной уровень социально-экономического развития. Но почему эти планы не нравились? Потому что, фактически Китай начал активно действовать в Ливии, были заключены соглашения, и главная с моей точки зрения причина войны с Ливией — это война с БРИКС. Потому что ЮАР (на острове Хайнань ЮАР была принята в БРИКС перед этим) в конце прошлого года обратилась с просьбой о принятии, и таким образом выстраивалась потенциальная возможность вхождения Ливии, как самой высокоразвитой арабской стороны в БРИКС, если бы строительство железной дороги началось, что кординально по сути меняло бы финансово-экономическую ситуацию в мире.

 

И с моей точки зрения, именно это было главной причиной агрессии против Ливии. Конечно, возникает вопрос — почему Италия – страна, которая заинтересована в Ливии, поддержала эти действия. Мне кажется, из-за проблем на острове Лампедуза. Я был недавно в Италии, видел – на границе фактически впервые шенгенские соглашения между Италией и Францией не действуют. Я считаю, что это антиевропейская акция, целенаправленная на разделение Европы.

 

А.Г. – Война в Ливии также подчеркивает разделение, если не сказать, явные разногласия, между различными европейскими Странами. Главным образом думается о дипломатической войне между Италией и Францией по вопросу беженцев, прибывших из Северной Африки…

 

И.П. – Да, между Италией и Францией, и Англией тоже. Фактически это удар по Европе, по евро в конечном итоге. Действительно видим, что после этих событий дестабилизации Ближнего Востока, начался хаос в Греции, в Португалии, в других европейских странах. Да и в Италии обстановка сложная. Почему? Очень просто — вместо демократии на Ближнем Востоке, в Европу хлынули сотни тысяч бедных людей. Их надо кормить, поить, на это нужны деньги, которых у европейцев у самих не хватает. Поэтому в данном случае, с моей точки зрения, это главная причина, это борьба с финансовым состоянием не только африканского континента, но и Европы. Тем более Ливия — одна из немногих стран, которая снабжала стабильно Европу нефтью и газом. Получается, в результате хаоса, гражданской войны, которая там развязана, Европа экономически безусловно страдает от ведения этих военных действий.

 

Вообще, эта ситуация напоминает ситуацию бомбардировок Сербии. Я был в Белграде недавно и видел развороченные здания генштаба, роддома, которые не любят показывать, потому что там разрушен не только Генштаб — здание министерства внутренних дел, но также родильный дом. Это вообще кощунственно. Что произошло, когда начались бомбардировки Югославии? Я просто приведу пример, что соотношение евро и доллара до начала бомбардировок было такое— 1,18 к одному и 1,16 . То есть , как только начали бомбардировки, курс евро резко упал. То есть Европа фактически проиграла от этой войны и ее национальная валюта также. И то, что мы видим в ситуации с Ливией, фактически очень похоже.

 

С моей точки зрения основная цель — это спасти каким-то образом доллар от этих потрясений, для чего больше конечно, использовались информационные методы. Это, безусловно «Викиликс», как новое информационное оружие для дестабилизации, и Аль-Джазира. По Ливии мы видим просто преступные информационные акции, с участием непонятных людей …а по Сирии выяснилось, что единственный блоггер, который рассказывал про каких-то убитых, был гражданином США.

 

И вся эта информация просто перепечатывалась , о том, что якобы какие-то люди убиты… В общем-то сценарий и в Ливии, и в Сирии был практически идентичен. Ложная информация, ее раскрутка…

 

А.Г. – Поэтому можно сказать, что война против Ливии — это война против Европы? И кто извлек выгоду из нее?

 

И.П. – Да, это война против Европы…К слову сказать, в этой ситуации мы видим, что ключевая роль была разыграна европейскими нациями, такими как Италия и Франция, которые выступили как актеры, но за кулисами которых стояло Соединенное Королевство. В противоположность этому, Соединенные Штаты, демонстрируют свое нежелание быть вовлеченными в эту войну. Речь идет о новом феномене по сравнению с прошлым.

С моей точки зрения, в США есть две противоборствующие группы сил.

 

Если сделать общий геополитический вывод — конечно это борьба против России, Китая. Потому что у России были потери в Ливии, а попытки дестабилизации в Сирии — это явно антироссийская игра. Россия теряет свои геополитические позиции, единственную точку выхода в Средиземное море, где раньше базировались корабли Черноморского флота Советского Союза. И вообще, Сирия наш стратегический партнер. С чем это связано? С тем, что внутри Ближнего Востока Сирия демонстрировала модель экономического процветания.

 

Сирия демонстрировала, что внутри нее три влиятельные группы: мусульмане – сунниты, аллавиты, близкие к шиитам и христиане – смогли найти консенсус. Там не было никогда религиозных конфликтов. Это уникальность ситуации. И она не нравится силам дестабилизации. Я выделил бы Сирию как потенциального члена в рамках формируемого Евразийского Союза.

 

И в этом смысле раскачка Сирии… Ливия — это удар в большей степени по Европе. И здесь есть такой вопрос — почему Россия по Ливии все-таки не выступила с вето. Я могу сказать, что на конференции в Белграде это был первый вопрос сербского телевидения. Я там выступал 80 минут с концептуальным докладом — «Будущие меры и мировой кризис».

 

А.Г. – Случаи самых спорных и самых схожих между собой восстаний по способу организации и воздействию на средства массовой информации в Ливии и в Сирии. В первом случае гражданская война эволюционировала в вооруженное западное вмешательство, в котором, как мы видим, участвует также Италия. Эта агрессия идет против ее собственных национальных интересов, т.к. подписанный ранее договор о дружбе между Италией и Ливией теперь привел к потере миллиардов долларов инвестиций. В Сирии кажется, что повторяется тот же сценарий, но в противоположность Ливии Россия сказала о том, что категорически против решения ООН по поводу приговора Сирии. Какие, по Вашему мнению, у России интересы в игре, в случае Ливии и Сирии, и почему в отношении Ливии Россия действительно согласилась (все же, держась в данном вопросе на расстоянии) с вооруженным нападением НАТО?

 

И.П. – Я, во-первых, был одним из экспертов, компетентных людей, которые как раз требовали по Сирии такой позиции. Главным образом еще до принятия решения. Я очень рад, что позиция которую я отстаивал была принята руководством страны. С моей точки зрения по Ливии было два фактора, побуждающих Россию действовать так. Россия в одиночну не могла остановить действия блока НАТО. Нужно было выработать механизмы в рамках БРИК и ШОС.

 

Но на тот период времени ситуация развивалась настолько динамично, что легитимных правовых механизмов, быстрых консультаций и выходов на практические решения не удалось добиться, т.к. ситуация развивалась достаточно динамично, а в одиночку Россия не могла бы противостоять такой коалиции, которая включала европейские страны, в том числе близкого нам друга — Италию. Здесь мы могли бы повредить себе в других направлениях.

 

Осознав критично ливийский опыт, группа аналитиков и я в том числе выступили с категоричными требованиями при принятии решений не допустить подобного развития ситуации, и я очень рад , что эта точка зрения принята. С моей точки зрения ситуация с Сирией напоминала ситуацию августа 2008 г., где мы категорически не должны были уступать. Этот дальнейший хаос с Сирией привел бы к переносу волны нестабильности на Кавказ. Я был в конце мая в Армении.

 

Из Армении Сирия кажется близкой страной. Там была большая конференция стран ОДКБ, и рассматривались различные сценарии c участием американцев, французов, шел диалог. И моя точка зрения на конец мая, что по Сирии мы должны не допустить дестабилизации. Потому что тогда наши планы экономического развития, направленные на концентрацию наших ресурсов на интеграционных процессов в Евразии будут провалены, потому что придется заниматься установлением стабильности на Северном Кавказе и в Закавказье, потому что предпринимаются попытки вновь вывести карабахскую проблему из русла мирного урегулирования в конфликтогенную зону.

 

В этом смысле Сирия — эта точка из которой можно было бы расшатать Кавказ. Это для нас не допустимо, я считаю, что мы действовали правильно. И я как раз был в Белграде и смотрел там репортажи из Нью-Йорка, наши заявления в Совете безопасности. И я очень рад, что эта позиция восторжествовала в России. Россия с моей точки зрения заняла единственно правильную для себя линию.

 

А.Г. – Я знаю, что в Сирии есть русская военно-морская база, поэтому это не только вопрос выхода на Кавказ, но и в Черное море тоже. А также в Средиземное море. Следовательно, если будет уничтожена Сирия, то Россия потеряет влияние в средиземноморском регионе.

 

И.П. – Я, более того, выступаю за резкое расширение нашего присутствия в Сирии, ни только военно-морского, но и информационного. Это значит, что нам абсолютно нельзя допускать ливийского сценария военного вторжения НАТО в эту страну.

 

А.Г. – США в данный момент проходят фазу глубокого кризиса как в экономическом плане, так и в военно-политическом, после того как разразился финансовый кризис в 2008 г. Однако они продолжают демонстрировать дипломатическую и военную инициативу, показывая также большую агрессивность по отношению к предыдущему президентству Буша. С президентством Обамы, который в сущности своей продолжает быть экспансионистом, на самом деле мы увидели изменение стратегии, которая касается больше номинальной стороны вопроса (войны, ведущиеся для того, чтобы привнести демократию и права человека в места, где развертываются кампании против терроризма). Почему, несмотря на очевидное ослабление, американцы все равно продолжают свою агрессивную политику?

 

И.П. – Ну, во первых, с точки зрения внутренней ситуации в США, мы можем сказать, что экономическая и военно-политическая ситуация, там не улучшилась. США вступили в критическую точку. С чем это связано? Я был в ноябре прошлого года в США и наблюдал за проведением выборов. 2-го ноября там было очень большое количество выборов : губернаторов, в конгресс…И на этих выборах произошли фундаментальные изменения, когда внутри США появилась сила, которая видит будущее по-разному, по-другому, чем ныне действующая администрация и предыдущая администрация. Это так называемая Tea-party.

 

Эта партия включает в себя представителей в основном консервативных республиканцев. Но не только. Это несколько другой взгляд на мир. Раньше в Америке была партия изолиционистов. Она была и перед первой мировой войной, и перед второй. Представители партии говорили, что США не должны влезать во внутренние конфликты в мире. Говорили о том, что нужно вывести войска и заняться своей экономикой самим.

 

В каком-то смысле это продолжатели этого курса, которые предлагают вывести войска, заняться внутренними проблемами, прекратить реформу здравоохранения, прекратить бонусы банкам, в общем – накачивать экономику пустыми деньгами.

 

Эта сила на тех выборах победила. Но феномен этой силы заключается в том, что не смотря на отсутствие единого лидера (это новая партия сетевого типа), у них нет жесткой иерархической структуры, нет идеологии, но с другой стороны есть четкие ценности — крепкая семья, спорт, здоровье, невмешательство во внешние дела. Так примерно можно сформулировать их кредо.

 

А.Г. – И насколько сильны сейчас эти новые политические движения в США? И кто их представители?

 

И.П. – Прежде всего я назвал бы Рона Пола, это конгресмен. Лидер. Но важно, что на выборах в конгресс победил его сын. Он достаточно молодой. В отличие от отца он более динамичный, ему чуть больше сорока. Идет борьба за эту силу.

 

Но главное – что произошло в конце мая? Представители этой партии победили во многих штатах в законодательных собраниях. И в штате Юта они приняли с моей точки зрения историческое решение.

 

Историческое решении заключается в том, что вместо бумажного доллара они начали печатать серебряный и золотой доллар. Причем это было сделано юридически, законодательно, т.е. легитимно. И с моей точки зрения это находится в полном информационном вакууме. И теперь еще 4 штата хотят такой закон принять.

Напомню, что моя версия убийства президента США Кеннеди связана именно с тем, что он принял решение отпечатать серебряные доллары. И они были отпечатаны на сумму 4 миллиарда. Но его убили, и на следующий день после убийства все 4 миллиарда уничтожили.

Пока не убили Обаму, но это решение печатать серебряный и золотой доллар принял не Обама, а законодательное собрание штата.

 

И во многих штатах силы Ти-Пати достаточно влиятельны. В чем сложность. Одного Кеннеди можно было убить, уничтожить доллар. Здесь на митинг в Вашингтоне в августе 2009 года приехало 1.200.000 человек— это огромная масса людей.

Второе отличие от Франции и России, в США есть проблема для власти – у США есть огнестрельное оружие колличеством около 250 миллионов. Поэтому при попытках физически воздействовать на миллионы людей, фактически начнется гражданская война, стрельба. В рядах этого движения очень много офицеров полиции, спецслужб, что делает невозможным силовым методом их подавить.

 

Это движение набирает силу и с моей точки зрения. Из имен я бы назвал бывшего госсекретаря США Бейкера , который тоже тяготеет к этому направлению. Это Уильям Бернс — Аналитик высшего плана, заместитель Госсекретаря США. Это министр обороны Роберт Гейтс. И еще группа в Гарвардском университете – школа национального управления – интеллектуальный центр, который разрабатывает эту концепцию. В принципе постепенно, как это ни парадоксально, внутри Америки создавался альтернативный центр силы. Этот центр силы все больше начинает приобретать вес. Этот центр силы требует вывода американских баз со всего мира, возврат американских войск.

 

Например, уходящий министр обороны Роберт Гейтс недавно заявил, что перспектива блока НАТО очень туманна. Я в своей новой книге пишу, что вообще блок НАТО перестанет существовать. Интересно, что практически ту же мысль, спустя три месяца после выхода книги озвучил министр обороны США. В чем вопрос? Они финансируют 75% расходов блока, но сами США сами по сути являются банкротом. Мы находимся в ситуации 2-го августа, когда возможно будет объявлен дефолт. И, практически, ситуация Ближнего Востока тесно связана с возможностью дефолта США. Фактически все попытки разрешить ситуацию не привели к успеху. И такой ситуации я не помню уже на протяжении 10 лет.

 

Внутри Америки идет с моей точки зрения очень жесткая борьба, государственники США выступают за национальный региональный доллар, который был бы подкреплен золотом и своей валютой, и действовал бы на территории Америки, Канады и видимо, Мексики. Потому что есть еще концепция техасского доллара, который опирался бы на топливно-энергетический комплекс и фактически стал бы валютой Мексики и Техасской промышленной зоны. Не случайно, что внутри Ти-Пати очень много представителей элиты Техаса. Это новый феномен. 2 года назад, когда я был впервые в Техасе, встречался со сторонниками Ти-парти, всем казалось, что это какие-то маргиналы, что это просто шоу. Я был первым российским политологом, который встретился с ними и отнесся очень серьезно.

 

И вот время показало правильность подхода. Время показало, что это очень влиятельная сила. Мне кажется, что неожиданная как для американских политических экспертов, так и для мировых. Но вот эта сила появилась, она идентифицирует себя, и она влияет на внутреннюю и внешнюю политику. Она увеличивает свое влияние. На Выборах 2012 г. вероятность того, что победит Рон Пол или его сын, или конгрессмен Бахман, достаточно высока. Потому что это действительно лидеры, которые могут кардинально изменить Америку. Если к ним не применить те же методы, что и к Джону Кеннеди.

 

А.Г. – Другие геополитические мировые полюса, в особенности евразийский блок представленный Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) не стремятся воспользоваться этой слабостью США, а напротив, демонстрируют пассивность и нуждаются в предложении альтернативы американскому превосходству в мире.

Чтобы не говорить о Европе, которая кажется, что зашла в тупик как в экономическом плане, так и в политическом. Как Вы думаете, почему?

 

И.П. – Но прежде всего Россия не может активно действовать без Китая. Нужно упомянуть, что после аварии на Фукусима, Япония выпала из числа ведущих экономических держав. По некоторым экспертным оценкам автомобильная промышленность Японии отброшена на 40-50 лет назад. Это была ключевая точка роста японской экономики. Ясно, что реальная информация дозируется и скрывается. Ясно, что Япония выпадает из числа экономически развитых государств. Это кардинально меняет ситуацию. Почему БРИК стал активно развиваться ?

 

Потому что было 2 модели поведения Китая. В 2006 г. было решение о создании Японией, Южной Кореей и Китаем собственной региональной валюты Акю. Решение было принято, но не реализовано по нескольким причинам. Те лидеры Японии, которые это поддерживали, их отправили в отставку. Они хотели интеграции больше с Китаем, чем с Америкой.

 

Они хотели закрыть американские базы, но и сейчас это проблема не решена, поэтому Китай надеялся на сближение с Японией, но первое не дали сделать политические американцы, а второе – сейчас известно в каком состоянии Япония …С моей точки зрения Китай переключился на БРИК, на ШОС более активно, но у них модель поведения следующая: они бы не хотели бы быть первыми. Почему ШОС или БРИК? Они хотели бы выставить Россию для противостояния, а самим остаться сзади. Но для России это не подходит, мы не очень сильны, чтобы противостоять блоку НАТО.

 

В этом тактика Китая. Тактика создания аплода, что США сами по себе дойдут до такой точки кризиса, что достаточно будет одного маха руки, что они сами упадут и развалятся, но они не стремятся активно действовать. И в этом смысле Россия тоже действует прагматично, потому что ясно, что экономический и военно-политический потенциал России не достаточен для лобового столкновения с блоком НАТО. Поэтому здесь мне кажется проблема в более осторожной политике Китая.

 

У Китая ключевая цель – присоединение Тайваня в 2016 г. После этого Китай собирается заняться более активной внешнеполитической деятельностью. Китай готов потерять свои экономические интересы в Ливии, лишь бы проблема с Тайванем была бы решена. Осталось 5 года. Я думаю, проблема с Тайванем будет решена. Воссоединение Тайваня я думаю произойдет, как и запланировано, и США не смогут этому противодействовать. Это будет большой Китай. Это кардинально изменит ситуацию.

 

А.Г. – Но США еще присутствуют на Тайване, который они продолжают постоянно снабжать оружием, и не кажутся настроенными на то, чтобы уйти…

 

И.П – Да, но я думаю, что за эти 5 лет экономика Китая усилится…Кроме того, в В 2012 г. будут глобальные изменения — в России смена власти, в Америке смена власти. Думаю, что в США борьба будет очень жесткой, острой. В Китае так же смена власти. Китай демонстрирует активные действия. Я был в Пекине в декабре, мы обсуждали эти проблемы, там есть различные точки зрения на модель поведения Китая, где последние полгода идет ожесточенная внутриполитическая борьба.

 

И в этом смысле, этот период – март 2011 – декабрь 2012, является ключевым для дальнейшего развития мира. С моей точки зрения, США теряют свои потенциальные возможности, но принципиально, что Лондонский центр, который управляет через федеральную резервную систему, не имеет на сегодняшний день модели дальнейшего управления. Ясно, что крах доллара может произойти одномоментно, когда Китай сбросит свои запасы.

 

На острове Хайнань произошла историческая встреча. БРИКС приняла решения, что с 2012 страны БРИКС переходят на расчеты за счет национальных валют. По сути отказ от доллара начался. И события начала августа 2011 года наглядно об этом говорят. Одновременно с этим появление золотого и серебряного доллара расценивается как внутренняя альтернатива в США. Неминуемо, что скоро начнется поляризация внутри финансовой системы Соединенных штатов Америки.

 

Думаю, что (возвращаясь в Большой Ближний Восток), операция не завершилась удачей только по одной причине – я думаю, что она провальна. Военная операция против Югославии длилась всего лишь 2 месяца. Я могу привести такую цифру, что военным путем победить Югославию блоку НАТО было невозможно. За 40 дней непрерывных бомбардировок было подбито только всего 17 сербских танков из 1500. Атакующая группировка блока НАТО была 240 танков, в горах она была бы бы уничтожена в течении недели. Что решило исход переговоров? Сравним: Милошевич, который пошел на тайные переговоры с США, которые дали ему гарантии, которые не выполнили, и Каддафи. Аналогичная ситуация. Хотя ситуация длится уже 5 месяцев, и ливийский лидер не идет на сговор, ведет себя как боец. В этом случае никакой блок НАТО ничего не может сделать. Это ситуация в Ливии, когда практически никакой легитимности для бомбардировок нет, европейские страны действуют не на пользу своим национальным интересам, показывает, что Лондонский центр правления уже не такой всесильный.

 

А.Г. – Вы знаете, что в Америке используются приемы психологической войны. Сейчас Обама для половины людей в Европе как миссия, как современный пророк прогрессивности и “прав человека” (награжден нобелевской премией мира). Замечу, например, что все европейские и мировые средства массовой информации с энтузиазмом отпраздновали тот факт , что в Нью-Йорке закон позволяет однополые браки. Это для Европы, и для многих людей в мире, выражение свободы. Америка теперь оплот свободы мира против диктатуры и “давящих режимов”. Эта психологическая война широко использована в случае Ливии и Сирии, чтобы вначале оправдать санкции, а потом и бомбардировки. Почему работает эта психологическая война?

 

И.П. – Потому что создан мощный инструмент психологического воздействия. Все глобальные телеканалы дают одну и ту же картинку. Меняется только фигура, но не алгоритм…

 

А.Г. – Что Россия, Китай и другие члены БРИКС могут сделать,чтобы воспрепятствовать этой не обычной войне?

 

И.П. – Ну, Китай как раз сделал. Произошло 2 важных события. Во-первых, Китай в целях противодействия заблокировал сайт Викиликс еще в 2007 г. Это означает, что они предвидели ситуацию. А также Гугл. Конфликт с Гуглом был связан с тем, что Гугл пытался создать теневую сеть для манипулятивного управления китайцами. А в Китае гигантская аудитория пользователей интернета – 463 миллиона пользователей.

 

Надо сказать, что китайские специалисты информационной войны действуют блестяще. И они до начала активной информационной операции заранее заблокировали ресурсы. Когда была организована якобы демократическая демонстрация в Пекине, на нее даже пришел американский посол и собрались 50-60 журналистов — все провалилось. Это говорит о том, что Китай смог противодействовать этому процессу.

 

Второй пример очень интересный. Бразилия сейчас выдвинула инициативу — создание новой информационной базы только стран БРИКС (возможно, вместо Википедии). Создание новой информационной картины мира для стран Брикс — это гигантский шаг.

 

Я был в Бразилии в феврале этого года и мы проводили в католическом университете Рио-Де-Жанейро круглый стол обсуждений и нашими коллегами по диалогу были создатели центра БРИКС. Они видят БРИКС как мощный инструмент. Это был первый круглый стол с Россией бразильского центра БРИКС. Бразилия, Китай уже достаточно активно действуют. Для России было принципиально важным создание в 2006 г. канала Раша Тудей, который вещает сегодня на английском, арабском, испанском языке. Начинается вещание на китайском.

 

А.Г. – На итальянском?

 

И.П. – Пока нет, но я рад, что уже на китайском. Я уже 3 года требовал этого. Все это потихоньку реализуется. То что канал действует, это большой шаг вперед. Конечно, возможности России ограничены по сравнению с Советским Союзом. Но тем не менее при СССР так и не был создан за 11 лет после CNN спутниковый канал, хотя денег у Советского Ссоюза было на порядок больше. То есть произошла недооценка. Нынешние руководители России понимают роль информационного фактора, внимание уделяется, но с моей точки зрения не достаточно. Я думаю финансирование этой сферы должно быть увеличено.

 

А.Г. – Но сейчас деньги есть…

 

И.П. – Да, деньги есть, много, но их выделяется не достаточно. Это непонимание. Есть также внешнее блокирование нашими конкурентами — американцами, британцами…2 фактора — непонимание и внешнее воздействие.

 

А.Г. – В своей книге 2009 года «Крах доллара и распад США» Вами собраны статьи и документы, которые показывают, как и было Вами ранее предсказано еще в 1998 году, финансовый и валютный кризис, начавшийся в 2008 году и все еще продолжающийся. Все же еще не подтвержден сценарий кризиса, при котором предсказывался крах доллара и, следовательно, разделения США на различные независимые государства. Что пошло не так согласно Вашему прогнозу? Почему доллар не рухнул?

 

И.П. – Первая причина – дубайская проблема. Напомню, что в ноябре 2009 г. в Дубаи сложилась катастрофическая ситуация. Это был тот импульс, который должен был привести к краху доллара и краху системы. Но ситуации не дали развиться. Во многом ситуация на Ближнем Востоке является следствием того, что дубайскую проблему заморозили.

 

И вторая ситуация. Я предлагал, что с января 2010 года Россия должна была начать продажу нефти не за доллар, а за рубли. Этого не произошло. Если бы Россия сделала это, то крах доллара был бы неизбежен. Видимо Российские руководители понимали, сопротивление может привести за собой судьбу Джона Кеннеди, что те силы, которые выступают за эту модель, готовы развязать войны, конфликты, террористические акции.

 

Пример: попытка ядерной войны между Индией и Пакистаном. С помощью террористов в Бомбее. Это была провокация. Целью была ядерная война между Индией и Пакистаном. И в этом смысле мы не решились только потому, что возможности России ограничены. У нас нет возможностей Советского Союза влиять на ситуацию при принятии решений. Напомню, что в 70-е годы Советский Союз мог бы уничтожить Америку. В 73-м, 75-м году, но Советский союз не пошел на эти действия. Тогда США находился в точке падения.

 

Такие действия мог совершать только человек, который понимает всю глобальность мировых процессов. Таким человеком в России в 20 веке был только Сталин. Кроме него на такие действия никто не мог пойти. Сталин смог ликвидировать Британскую империю. В 1946 году она перестала существовать. Все остальные последующие события меркнут перед этим действием Сталина. После 1917 года, после развала Российской империи, который был осуществлен из Лондона, ему удалось нанести ответный удар, спустя небольшой промежуток времени.

 

Сегодня российские руководители понимают ограниченность своих ресурсов. Хотя заявления были. Я предлагал концептуально, лидеры поддерживали, но пойти на реализацию практически они не смогли. Я думаю, что из-за очень жесткого сопротивления, которое оказывалось и оказывается. С одной стороны очень плохо, с другой — в чем «плюс» данной ситуации – крах должен быть плановым, постепенным.

 

Сейчас, думаю, что с введением золотого и серебряного доллара в штате Юта уже ясно, что крах доллара неизбежен…. Вопрос как сделать это контролируемым, не хаосным. В этом смысле Россия могла бы стать неким модератором. Могли бы прекратиться эти теракты — я уверен что они финансируются из-за границы, по крайней мере основная их масса. В случае спокойствия можно было бы обещать не обрушивать доллар. Вот некие негласные договоренности, они, я думаю, существуют и в этом смысле они не такой плохой вариант.

 

Сталин вел диалоги с Черчилем, Рузвельтом. Разрешалась и польская, и иранская проблема, другие крайне сложные проблемы. Мир балансировал на грани Третьей Мировой войны, но удалось ее избежать. Одновременно и Британская империя перестала существовать.

 

А.Г. – Значит ли, что нужна большая война, чтобы решить все проблемы?

 

И.П. – Есть силы, которые считают, что нужна большая война. Почему выдали генерала Младича? Я думаю, это не случайно. Это элемент провокационный, чтобы разворошить балканский конфликт, это фактор дестабилизации. Многим игрокам такие действия кажутся самыми перспективными, что война сможет решить все их проблемы. Но я убежден, что война — это совершенно не лучший способ. Информационная война — это более гуманный способ разрешения ситуации.

 

А.Г. – Какой сценарий развития событий Вы предполагаете в своей последней, только что вышедшей в России книге «Мир после кризиса, или Что дальше?». Проиллюстрируйте нам его, пожалуйста.

 

И.П. – Основная идея этой книги — это строительство Еврозийского союза и переход к новой мировой корзине валют. Юань, евро, рубль и бразильский реал должны быть в этой корзине.

 

Но прежде всего я считаю, что внутри США появились силы которые выступают за консолидацию и против доллара. Нужен союз между Россией и США и этот союз возможен. Второе, что я выступаю за постепенный переход от доллара к новой корзине валют без хаоса. Третье – БРИКС. Это самая перспективная организация мира. Должна быть иерархия: сначала ООН, потом БРИКС. Я думаю, что блок НАТО не имеет перспектив. Дальше дело за многополярным миром, который должен включать союз цивилизаций: Латиноамериканская цивилизация — это Бразилия, Китайская — это Китай, Евразийская — это Россия, Африканская — это ЮАР. Это такой мощный союз. И Союз с Европой, которая должна освободится от пут доллара. Я считаю, что Италия — это ключевая страна для России и мы должны быть главными союзниками.

 

 

Антонио Грего