Вашингтонские стратеги в соответствии с двухсотлетней “геополитикой хаоса” незамедлительно подтолкнули Ирак Саддама Хусейна к войне с Ираном. Дестабилизация региона дала Вашингтону время на разработку долгосрочной стратегии и на “заход с флангов” на советского медведя.


1979 – год дестабилизации

Среди немалого числа событий международной политики 1979 года особого внимания заслуживают два: они способствовали изменению всей мировой геополитический системы, основанной на противостоянии США и СССР.

Речь идет об исламской революции в Иране и советской авантюре в Афганистане.

Как всем прекрасно известно, приход к власти аятоллы Хомейни разрушил одну из основ, на которой покоилась созданная США после Второй Мировой войны архитектура западной геополитики.

Иран Резы Пехлеви представлял собой важнейшую пешку в геостратегической игре США и СССР. Исчезновение этой фигуры подтолкнуло Пентагон и Вашингтон к глубокому пересмотру геополитики США в регионе.

Так, независимый и неподконтрольный Иран стал неучтенной переменной в региональном геополитическом раскладе и содержал в себе потенциальную угрозу для целостности всей биполярной системы.

Кроме того, новый Иран как антиамериканская и антиизраильская держава располагал всеми необходимыми характеристиками (в частности, географическим положением, протяженностью территории и политико-религиозной однородностью) для того, чтобы претендовать на гегемонию по крайней мере в части ближневосточного региона. И это ставило его в открытое противостояние с лелеющими аналогичные планы Анкарой, Тель-Авивом (два главных оплота региональной политики Вашингтона) и Исламабадом.

По этим причинам вашингтонские стратеги в соответствии со своей двухсотлетней “геополитикой хаоса” незамедлительно подтолкнули Ирак Саддама Хусейна к войне с Ираном.

Дестабилизация всего региона дала Вашингтону и всему Западу время на разработку долгосрочной стратегии и на “заход с флангов” на советского медведя.

Как рассказал одиннадцать лет назад советник президента Джимми Картера (Jimmy Carter) по национальной безопасности Збигнев Бжезински (Zbigniew Brzezinski) в интервью французскому изданию Le Nouvel Observateur (15-21 января 1998, стр. 76), агенты ЦРУ проникли в Афганистан для дестабилизации ситуации в Кабуле еще в июле 1979 года, то есть за пять месяцев до вмешательства советских войск.

Первая директива Картера по тайному содействию противникам просоветского правительства датируется 3 июля 1979 года.

В тот же день американский стратег польского происхождения отправил президенту Картеру записку, в которой объяснялось, что его директива приведет к военному вмешательству Москвы. Так и случилось в конце декабря того года.

В том же интервью Бжезински говорит, что когда советские войска вошли в Афганистан, он написал президенту Картеру еще одно сообщение, указывающее на то, что у США наконец появилась возможность устроить СССР “его собственную вьетнамскую войну”.

Этот тяжелейший для Москвы конфликт должен был, по мнению Бжезински, привести к краху советской империи.

Длительная военная поддержка СССР коммунистического правительства Афганистана на самом деле еще более ослабила Советский союз, который к тому времени и так страдал от внутреннего политического и социо-экономического кризиса.

Как всем нам теперь прекрасно известно, вывод советских войск из Афганистана сделал политическую, экономическую и геостратегическую ситуацию в регионе очень уязвимой. Всего десять лет спустя после иранской революции весь регион был втянут в состояние крайней нестабильности к вящей пользе западной системы. Ускоренный афганской авантюрой крах СССР и распад Югославии (буферного государства между советским и западным блоками) в 90-е годы открыл дорогу для расширения влияния США – гипердержавы по определению французского министра Юбера Ведрина (Hubert Védrine) – на евразийском пространстве.

За биполярной системой последовала новая геополитическая эпоха – период однополярности.

Новый однополярный мир просуществовал, меж тем, очень недолго. Его жизнь завершилась на заре XXI столетия с возвращением России на мировую арену и появлением таких экономических и геополитических гигантов как Китай и Индия.

Геополитический цикл Афганистана

Благодаря своим особенностям, связанным в первую очередь с географическим положением (границы с советскими республиками Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан) и своей этнической, культурной и конфессиональной разнородностью, Афганистан представлял собой в глазах Вашингтона немалую часть “арки кризиса”, то есть протянувшейся от южных границ СССР до Индийского океана территории. По очевидным геополитическим и геостратегическим причинам роль ловушки для Советского союза была в конце концов отдана Афганистану.

С точки зрения геополитического анализа, Афганистан является прекрасным примером кризисной зоны, где с незапамятных времен сталкиваются интересы сильных мира сего.

Территория нынешней Исламской республики Афганистан, где политическая власть до сих пор определяется господством пуштунских племен над другими этническими группами (таджики, узбеки, туркмены, белуджи), сформировалась на границе трех геополитических сил: Монгольской империи, Узбекского ханства и Персидской империи. Естественно, история этого пограничного государства определялась разногласиями этих трех крупных игроков.

В XVIII и XIX веках, когда на территории афганского государства сформировался единый эмират, регион попал в сферу интересов двух других крупнейших геополитических игроков: Российской империи и Великобритании. В намерения континентальной российской державы входило пробиться на юг, к теплым морям через Индию и Китай. Тем временем владычица морей Британская империя стремилась утвердить свое господство во всей Евразии: на восток – от Индии к Китаю, Бирме и Тибету, и на запад – от нынешнего Пакистана до Афганистана, Ирана, Черного моря, Месопотамии и Персидского залива.

В биполярной системе XX века Афганистан вновь стал ареной борьбы морской (США) и континентальной (СССР) держав.

Теперь же вторжение в 2001 году американских войск в страну-ловушку для СССР обернулось бесконечным кошмаром для самих США.


* Тиберио ГРАЦИАНИ (Tiberio Graziani) (Италия) – главный редактор итальянского журнала «Евразия. Обозрение геополитических исследований» (Eurasia. Rivista di studi geopolitici) и библиотеки «Геополитические тетради» (Quaderni di Geopolitica). – http://www.eurasia-rivista.org/

Articolo precedente

L'accordo resta solo un accordo ma, secondo il cronogramma, è una guerra del gas

Articolo successivo

Afganistán 1979. Desestabilización de Oriente Próximo y de Oriente Medio y origen del colapso soviético en la praxis geopolítica estadounidense