Согласно распространённой точке зрения, изложенной в начале этого тысячелетия профессором Франсуа Туалем 1, в международной политике существуют две основные тенденции: дробление межгосударственных союзов и континентальная интеграция. Объяснение данным тенденциям можно найти в сложившихся на настоящий момент условиях: только государства, занимающие на карте «континентальные» размеры могут представлять собой серьёзного игрока на мировой арене, к примеру, США, Китай, Россия, Индия, Бразилия и т.д. Государствам же средних и маленьких размеров достаётся лишь роль второй скрипки. Именно поэтому последние в той или иной степени находятся в сфере влияния более крупной силы. Попыткасыграть роль Арлекина сразудля двух господ вытекает из необходимости выиграть наилучшие условия подданства, или, как альтернатива, объединиться с другими государствами, чтобы улучшить свои позиции.

Опираясь на предложенные Туалем данные, Тиберио Грациани продолжил исследование вопроса и добавил, что тенденция к дроблению характерна для США, в то время как интеграция – для евроазиатских территориальных гигантов, в первую очередь для России и Китая2. Так как США обладалибольшей сравнительной силой в мире в конце Холодной войны, то, разумеется, стремились воспользоваться лаврами талассократии, и раз и навсегда пересмотреть «стасус-кво» мирового порядка в своих интересах 3. Для заокеанского гиганта было особенно важно предотвратить появление опасного конкурента и способствовать большей раздробленности. В то же время Россия и Китайстремились предотвратить дальнейшее распадение межгосударственных союзов, которое играло бы на руку Вашингтону, и продолжить процессы объединения государств меньшегоразмера в сфере своего влияния, чтобы таким образом получить возможность претендовать на роль регионального гегемона.

Действительно, долгий и кропотливый труд российско-китайских «строителей» даёт постепенно свои плоды: ситуация в некоторых регионах Ближнего Востока и Центральной Азии стабилизируется. Таким образом, США всё сложнее оказывать своё деструктивное влияние4. Интерес кподобного рода стабилизации проявляют множество ближневосточных и центрально-азиатских государств, желающих застраховаться и минимизировать возможную «угрозу для своего правительства со стороны исламистской или цветной революции. Послескрупулёзного изучения попыток Западной стороны проникнутьв их общество, […] они прибегаютк помощи России и Китая.»5 Подобная тактика «в высшей степени раздражает европейское и заокеанское лобби, которое всегда высказывалопожелание […] объединить планету под эгидой Вашингтона»6. Однако, единение фундаментально отличается от евроазиатских интеграционных проектов, так как подразумевают под собой «федеративное дробление»7 государств большой и средней площади, чтобы США смогли и дальше оставаться Левиафаном планетарного уровня.8

Принимая во внимание всё выше сказанное, посредством двух ярких примеров, можно вкратце подтвердить, что наблюдения Туаля и Грациани до сих пор актуальны и остаются надёжным ориентиром при анализе международных событий.

После спасения Россией сирийского режима Асада, маленькое государство Ливан, было названо «важным пунктом инициативы «Шёлкового пути».9 В самом деле, согласно замыслу китайкой стороны, железная дорога должна была соединить сирийские города и ливанские порты. Замысел китайцев разделяли, в том числе, и власти Ирана, которые искали способы построить железную дорогу, соединияющую их территории с землями восточного Средиземноморья. Однако американский посол в Ливане, объявила о том, что обращение ливанского правительства «к Востоку […] может обойтись ценойстабильности, процветания и финансовой устойчивости Ливана»10. На данный момент полное разрушение порта в Бейруте, заметно замедляет инфраструктурные проекты России, Ирана и Китая. Одновременно с этим, если сам взрыв в порту мог быть случайностью, то агрессивные нападки со стороны СМИ Алантического блокав сторону предполагаемых виновников – это результат выбора, имеющий под собой конкретный интерес: возложить вину наопределённые структуры, задействованные в упомянутых интеграционных процессах. «Огонь на поражение» был открыт в сторону лиц, опознанных, как имеющие отношение Хезболле (союзник Ирана на важной территории «Шиитского полумесяца»), а также против ливанского правительства (которое было открыто для участия в геоэкономическом проекте Китая и сейчас вынуждено выйти из него).

Сходная ситуация возникает и в случае с Беларусью, которая играет первостепенную роль в европейской политике, как для России, так и для Китая. Возможный захват власти со стороны членов Атлантического блока, повлёк бы за собой немедленное прекращение всех китайско-российских интеграционных процессов,а впоследствии и возникновение «потенциальной причины банкротства для всех участников» 11 Исключение Беларуси из евроазиатских «строительных» проектов и включение еёв «Инициативу трёх морей» и польско-литовскую ось, вбило быклин в связях между Брюсселем, Москвой и Пекином. Подобные процессы потенциально ослабят позицию Европы, как в противостоянии двум азиатским гигантам, так и в конфронтации с заокеанским гегемоном. В частности, такая переориентация может привести к последующему дроблению Европейского Союза и образованию одиночных европейских государств средних и маленьких размеров, которые, в итоге, станут зависимыми от воли Вашингтона 12. Другими словами, теперешняя поддержкачленами Атлантического блокатех, кого СМИ определили, как «демократическая оппозиция Беларуси», находится в сферетенденции дробления, не интегрирования.

В заключение, можно утверждать, что две противоположные тенденции «интеграции» и «дезинтеграции», выделенные почти двадцать лет назад Туалеми позднее ещё раз подтверждённые Грациани действуют до сих пор и будут характеризовать геополитические перспективы в будущем. В то время, как китайская и российская стороны стремятся к интегрированию, в интересах США остаётся процессдробления.

Articolo precedente

IL GEN. SOLEIMANI E LE MILIZIE CRISTIANE IN SIRIA

Articolo successivo

LA CRISI SOCIALE AMERICANA

  1. François Thual, Il mondo fatto a pezzi, Edizioni all’insegna del Veltro, Parma, 2008
  2. Tiberio Graziani, Il tempo dei continenti e la destabilizzazione del pianeta, eurasia-rivista.com, 2008
  3. Nuno P. Monteiro, Theory of Unipolar Politics, Cambridge, 2014
  4. Paul J. Bolt, Sharyl N. Cross, China, Russia and TwentyFirst Century Global Geopolitics, Oxford, 2018
  5. Angela Stent, Putins World: Russia Against the West and with the Rest, 2019
  6. Tiberio Graziani, op. cit
  7. Andrew Korybko, E pluribus unum. Ex uno plures, in “Eurasia. Rivista di studi geopolitici”, vol. 2/2016, pp. 31-57
  8. John G. Ikenberry, Liberal Leviathan. The Origins, Crisis, and Transformations of the American World Order, Princeton, 2011
  9. Il Libano si rivolge alla Cina per risolvere la sua crisi finanziaria, parstoday.com, 17/07/2020,  https://parstoday.com/it/news/middle_east
  10. Ibid
  11. Emanuel Pietrobon, Cosa succede se cade Lukashenko, insideover.com, 14/08/2020
  12. Claudio Mutti, Il cordone sanitario atlantico, eurasia-rivista.com, 2016
Marco Ghisetti
Marco Ghisetti è dottore in Politica Mondiale e Relazioni Internazionali e in Filosofia. Ha lavorato e studiato in Europa, Russia ed Australia. Si occupa principalmente di geopolitica, sia pratica che teorica, teoria politica e filosofia politica. Tra i vari centri studi che hanno pubblicato i suoi articoli, oltre a “Eurasia”, vi sono l’“Osservatorio Globalizzazione” e “Geopolitical News PR”.