Многополярность как реплика глобальной империи.
Взгляд мыслителя Православного Востока.

«Теория многополярного мира» к текущему моменту была опубликована на португальском и французском языках, готовится к выходу в свет и немецкая версия данной книги. Близок к завершению английский перевод. И вот теперь она издана в Молдове. По договорённости с автором мы составили компендиум этой довольно объёмной работы, чтобы упростить доступ к ней читателя, а также из-за острой необходимости выпустить её в самые кратчайшие сроки. Её актуальность для нас совершенно особенна, и чем скорее эта работа станет доступной университетской и политической среде, тем вероятнее появится возможность возникновения и у нас иного подхода к проблемам геополитики, нежели бывшие привычными до сих пор трактовки.

После состоявшегося несколько месяцев назад выхода в свет «Четвертой политической теории», переведённой на румынский язык для читателей из Республики Молдова и Румынии, а, кроме того, выпущенной и на русском языке, настал черед второй работы профессора Александра Дугина, «Теории многополярного мира». Необходимость перевода данной книги продиктована тем, что она комплементарна первой. И вновь мы договорились с автором издать её на румынском и русском языках.

***
В нашем утратившем ориентиры мире, где чуждое норме становится нормой, а нормальное подвержено отчуждению, Дугин встаёт во весь свой академический рост против инертности мышления, против статус-кво, против ограничений, установленных общим мышлением, загнанным в либеральную парадигму и западоцентризм.

С педантичностью исследователя, радением христианина и страстностью борца, он разбирает каждую деталь теоретической конструкции «политически корректной» однополярности. Его реплика несогласия с идеологическими, политическими, экономическими, геополитическими и цивилизационными конструкциями, навязываемыми глобальным центром, не сводится лишь к критике и отвержению концепта и практик американского атлантизма. Она получает серьезное теоретическое развитие в виде позитивного проекта по реорганизации системы международных отношений, установленных после разрушения двуполярности (исчезновения СССР) и перехвата инициативы западными центрами силы. Его наполненный энергией текст не знает аппроксимаций, полумер или двусмысленностей. Автор точен и непримирим с теми, кого считает противниками.

***

Необходимость нового взгляда на реальность с особой остротой ощущается в России, Республике Молдова и Румынии – в равной мере. Я называю лишь эти страны не потому, что угол зрения Дугина на мир менее релевантен для других государств. (Известность этой значимой в современной мысли личности подтверждена многочисленными изданиями его книг в крупнейших мировых столицах и выступлениями в самых авторитетных культурных и научных центрах.) Причина нашего интереса именно к этим трём сообществам строго прагматична. Она обусловлена множественностью факторов, связывающих Республику Молдова с румынским и русским миром. И так же, как «Четвертой политической теории» суждено было найти отклик у молдавских, румынских и российских читателей и быть востребованной в книжных магазинах, библиотеках и университетских центрах, «Теории многополярного мира» предстоит та же будущность.

Дугин напоминает, что биполярная система основывалась на идеологическом антагонизме. После крушения одного из полюсов, т.е. СССР, казалось, что мир стал однополярным. Во всяком случае, начиная с 1991 года международная система, основанная на принципах Ялтинского мирного договора, более не существует. Геополитические вихри, бушующие сегодня, когда огромные тектонические пласты ищут своё место в новой глобальной архитектуре, рассматриваются автором как прелюдия к возникновению многополярного мира. Планетарные сдвиги у одних вызывают панику, других подталкивают к действию. В отсутствие новых нормативных рамок дипломатическая жестикуляция в духе международного права, установленного после Второй Мировой Войны, всё ещё остается в моде. И это вопреки тому, что победители в «холодной войне» игнорируют эти правила, пользуясь правом силы в ущерб силы права. И поскольку это новое состояние дел вызывает растущее недовольство, государства не желающие вписываться в правила, ущемляющие их национальные интересы, находятся в поиске решений, способных защитить их суверенитет и право на инаковость. А это предполагает осуществление значительных трансформаций на планетарном уровне. Но великие изменения не приходят сами собой, как природные явления. Они предопределяются мыслью и действием международных акторов. И здесь преодоление роли объекта геополитики и возвышение на уровень её субъекта не зависит лишь от военной, политической и экономической мощи соответствующей страны. Малое государство может проявить сполна свою волю участвовать в этих процессах путём утверждения своей культурной миссии и осознавая свое место и свою неповторимую роль в симфонии народов мира.

Концепт, выдвигаемый Дугиным, основывается на принципе цивилизации. Следуя традиции, разработанной величайшими мыслителями России и Европы, автор заостряет внимание читателя на тезисе о существовании множества цивилизаций, где у каждой своя неповторимая идентичность, своё видение мира, собственная манера понимать смысл времени, кодировать и декодировать жизнь, молиться, творить культуру, политически и административно организовывать своё общество. Обладая поистине обширнейшей эрудицией и редкой способностью к синтезу, христианский мыслитель из Москвы подчёркивает расистский и лицемерный характер евроцентристской концепции, отождествляющей «цивилизацию» в целом с собственной цивилизацией и трактующей при этом все остальные существующие в мире коллективные идентичности как явления более низкого порядка, которым необходимо подняться до уровня западного стандарта. По мнению автора, притязания части человечества на то, чтобы провозгласить собственные ценности общечеловеческими и навязать их всему остальному миру, – неприемлемы. Дугин проводит прямую параллель между колониальными завоеваниями прошлых веков и нынешним экономическим, медийным и политическим колониализмом, что в обычае у Запада ещё с эпохи великих географических открытий.

Известное выражение «the West» (Запад) и «the Rest» (Остальные) подвергается детальному анализу русским социологом и геополитиком, а «цивилизаторская миссия» Запада представлена им как настойчивая попытка свести к общему искусственному знаменателю все народы и культуры мира. Техническое, военное и финансовое превосходство подпитывает эти претензии. Одержимость навязать всему миру либеральную демократию, спекулятивный капитализм, «гражданское общество», «права человека», секуляризм, антропоцентризм, релятивизм, сциентизм, прогрессизм, гедонизм, потребительство и все остальные элементы западного «мессианства» подвергаются автором полной демистификации. Дугин использует все инструменты из арсенала исследователя, основательно знающего предмет своего изучения. Он разрушает всю аргументацию своих оппонентов, не оставляя места для полумер, превратно истолкованной толерантности и доктринальному пацифизму. Геополитик ставит вопрос однозначно: мир либо будет многополярным, либо выйдет из истории.

***

В публичном пространстве Республики Молдова и Румынии автор с подобными взглядами может быть встречен некоторыми читателями с осторожностью и даже с неприязнью. Старые исторические раны ещё дают о себе знать, и оседлание антироссийской позиции кажется более чем естественным. Глобальные корпоративные медийные сети, по образцу которых клонировано большинство «национальных» СМИ, добавляют ещё больше сдержанности тому, как воспринимают автора из Москвы. Сегодня ещё мало тех, кто осознал, что, по выражению одного известного румынского священнослужителя, в последнее время «Кремль был перенесён из Москвы в Вашингтон и Брюссель», а советская империя была заменена американской. Такое понимание нуждается в подготовке, которая превосходит средний уровень сознания и исходит из глубинного понимания перемен последних десятилетий.

К сожалению, наше интеллектуальное становление проходит медленнее, нежели трансформации, происходящие вокруг нас, а наше soft пленение ускользает от поверхностного взгляда. Слишком уж сладкой оказалась пища, преподнесённая архитекторами «нового мирового порядка» посредством всех возможных средств влияния. В этих условиях лишь те, кто сумели сохранить или восстановить духовный взгляд на действительность и обладают цельным мировоззрением, в состоянии подняться над модными стереотипами. Для них восприятие данной работы не составляет никакой трудности, а её посыл рассматривается ещё и как призыв к особому усилию, которое надо приложить, чтобы вырваться из порочного круга модных идеологических штампов.

***

Пользуясь случаем, хотелось бы подчеркнуть один аспект, который является, по нашему мнению, фундаментальным. Академический, культурный и политический дискурс, исходящий из Москвы, был бы воспринят намного благосклоннее в посткоммунистическом пространстве при более чётко сформулированном отношении к коммунистическому прошлому. Тот факт, что большевизм явился для России «импортным» политическим проектом известен лишь узкому кругу специалистов и тем, кто специально интересуется данной темой. Большевистский десант прибыл из Нью-Йорка во главе с Троцким и из Германии во главе с Лениным. Сегодня как-то подзабылось, что первой жертвой этого дьявольского эксперимента стал именно русский народ, заплативший миллионами человеческих жизней за «красный террор». А тот факт, что «экспорт революции» был осуществлён с территории России, принося огромные разрушения и страдания народам бывшего социалистического лагеря, есть, скорее всего, чистая географическая случайность и не может – несправедливо и вечно – вменятся в вину русскому народу.

Сегодня уже никому не приходит в голову винить немецкий народ за нацистское прошлое, но всё ещё продолжается присвоение коллективной вины за коммунизм русскому народу. Именно поэтому российской элите необходимо чёткое и однозначное дистанцирование от советского прошлого. Выражение сожаления по поводу наших общих страданий, ясное отвержение преступлений коммунистического режима и конкретное и недвусмысленное обозначение эксцессов в национальной политике смогли бы произвести настоящую революцию в коллективном сознании бывших коммунистических стран. В противном случае, данные государства, не желая более оставаться сателлитами усопшей Советской России, становятся, осознанно или нет, сателлитами США, которые предстают в роли покровителя перед лицом «русской (коммунистической) опасности».

Последним же аккордом в переосмыслении прошлого, возымеющим эффект шоковой терапии в публичном сознании, могло бы стать удаление мавзолея Ленина с Красной Площади и захоронение большевистского вождя, а также снятие красных звёзд с кремлевских башен.

Великий русский мыслитель Иван Ильин в своей известной статье, озаглавленной «Советский Союз – не Россия» пророческим образом назвал различие между Россией и СССР. (Этот христианский мыслитель, гигантская личность в русской культуре, умер в эмиграции, но несколько лет назад его останки были перезахоронены в земле Отечества. Решение принадлежало Владимиру Путину. А знаменитый русский режиссер Никита Михалков снял об Иване Ильине превосходный документальный фильм.) В одной из своих программных статей, посвящённых России после падения коммунизма, которое он предсказал ещё в середине прошлого столетия, Ильин пророчески подчёркивает одну фундаментальную идею. Если Россия не найдёт в себе мудрости переосмыслить и выстроить на новых основаниях и дифференцированно свои отношения с бывшими окраинами империи, новые государственные образования, которые возникнут на его руинах, перебегут в объятия её геополитических противников. Так оно и произошло. Но, при наличии воли, любая ошибка или неудача могут быть исправлены.

Те, кто обладает острым взором, уже заметили, что в последнее время Россия предприняла первые шаги в этом направлении. Отвергая либеральные эксцессы, преследующие обесчеловечивание человека путём всякого рода девиаций и социальной инженерии, сегодня она в восприятии всё большего числа людей возникает как защитница традиционных ценностей. Осталось ещё сделать только шаг, решительный, осознанный и ответственный. А международный контекст чрезвычайно благоприятен для этого.

Приведём лишь два примера, которые подтверждают переориентирование Москвы от позиций, исходящих из определённых ноток ностальгии по советскому прошлому и из либерализма, к консервативной платформе. Следует подчеркнуть, что в обоих приведённых ниже мнениях признаётся, что Путин стал на позицию консервативных ценностей. Различие только в отношении к данному изменению: если в первом случае оно рассматривается как заслуга, во втором – видится как вина.

Известный социальный критик, публицист и автор книг, основанных на традиционных ценностях, Овидиу Хурдузеу, румын, живущий уже много лет в США, публикует текст, который комментирует следующим образом: «программная статья, написанная легендарной личностью американского консерватизма». Речь идет о статье «Владимир Путин – крестоносец?», написанной Патриком Бьюкененом, переведённой самим Хурдузеу. Изначально этот текст появился на сайте http://www.theamericanconservative.com/vladimir-putin-christian-crusader, а переводчик представляет его румынскому читателю с видимой симпатией к мнению, выраженному автором. Приводим две цитаты из данного текста:

«Россия – это христианская страна, сказал Путин. Это выступление бывшего руководителя КГБ в чём-то перекликается с его декабрьским обращением, в котором он заявил, что Россия противостоит упадничеству Запада:

«Мы видим, как многие евро-атлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога или веру в сатану. Это прямой путь к деградации».

Вы слышали, чтобы такое в последнее время говорил хоть один западный лидер, скажем, Обама?»

Бьюкенен продолжает следующим образом:

«Путин пытается показать, что Москва – это праведный город современности, а также центр сопротивления (…) новому язычеству. Путин подключается к самым мощным течениям современного мира. И это проявляется не только в его открытом неповиновении тому, что значительная часть нашего мира считает наглым стремлением Америки к мировой гегемонии. Он черпает силы не только в своем желании защитить по родству крови русских соплеменников, оставшихся за пределами России во время распада СССР, но и во всемирном отвращении и сопротивлении нечистотам гедонистической светской социальной революции, которые плывут с Запада.

В войне культур за будущее человечества Путин твёрдо и уверенно водружает российский флаг на стороне традиционного христианства. В его недавних выступлениях прослеживаются отголоски деклараций Иоанна Павла II, который в своей энциклике Evangelium Vitae («Евангелие жизни») в 1995 году подверг Запад суровой критике за его поклонение «культуре смерти».

Что имел в виду Папа Римский Иоанн Павел, говоря о преступлениях против нравственности? Капитуляцию Запада перед сексуальной революцией с её простотой развода, повсеместной половой распущенностью, порнографией, гомосексуализмом, феминизмом, абортами, однополыми браками, эвтаназией, самоубийствами при содействии других людей и заменой христианских ценностей ценностями Голливуда».

(Данная статья была опубликована на множестве сайтов и на русском языке. Мы использовали перевод со ссылкой на http://topwar.ru/43352-vladimir-putin-krestonosec.html).

Следующее мнение по поводу недавнего идеологического и геополитического поворота кремлёвского лидера принадлежит одному типичному представителю западного истэблишмента, министру иностранных дел Швеции Карлу Бильдту. Российский сайт http://vesti.lv/news/ недавно опубликовал следующую новость.

«Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт считает, что в последние несколько лет Россия изменилась в худшую сторону. Если в первое десятилетие после развала Советского Союза она демонстрировала в политике приверженность западным ценностям и пыталось привить их населению, то нынешнее русское руководство встало в жёсткую оппозицию Западу.

По словам шведского министра, Путин демонстрирует приверженность не общемировым, а православным ценностям. Об этом можно прочитать в Twitter шведского министра. «Новая антизападная и антидекадентская линия Путина опирается на глубоко консервативные православные идеи», — убежден Бильдт».

Этот высокопоставленный западный чиновник делает релевантное заключение:

«Однако именно православие, по мнению Бильдта, и представляет главную угрозу для западной цивилизации».

(http://vesti.lv/news/shvedskii-ministr-glavnaya-ugroza-eto-pravoslavie)
 
Это заявление явственно демонстрирует, что Дугин абсолютно прав, изобличая наглость западных элит считать собственные идеологические догмы и цивилизационные клише высшими, нормативными и обязательными для всего мира. В их понимании «хорошие ребята» – это те, кто соглашается со своей цивилизационной неполноценностью и «адаптируется к норме», а «плохие ребята» – это те, кто утверждает собственную цивилизационную идентичность и отвергает статус послушного вассала. Тот факт, что и Карл Бильдт признаёт за Путинным – пусть даже с позиций критики – роль защитника Православия и представителя консерватизма, как антилиберальной идеологии, есть явление значимое. Следует отметить, что, совершенно неслучайно, ненависть этого яркого представителя глобалистского неолиберализма к Православию, абсолютно тождественна ненависти, проявленной к ней в прошлом большевиками.

Мы сочли уместным заострить внимание читателя на необходимости окончательного отмежевания от коммунизма, поскольку речь идёт об ожиданиях, которые витают в воздухе подобно идеям, которые мы интуитивно ощущаем, но ещё не сформулировали достаточно эксплицитно. В то же время, новая официальная позиция Москвы полностью созвучна посылу данной работы. Сегодня необходимость изгнания «призрака коммунизма» так же неотложна, как и необходимость отвергнуть «химеру триумфального либерализма» посредством апелляции к консерватизму и многополярности.

***

Рассматривая Республику Молдова с исторической, цивилизационной, религиозной, культурной, лингвистической и геополитической перспективы, мы констатируем, что у неё двойственный идентитарный профиль. Она унаследовала и несёт в себе как румынскую, так и русскую идентичность. Глубоко укоренившиеся в молдавском обществе ментальные карты делают её схожей с римским богом Янусом, изображавшимся с двумя лицами, смотрящими в противоположные стороны. Часть нашего общества стоит лицом к Румынии и спиной к России, другая же – лицом к России и спиной к Румынии.

Привязанность части общества к одной из стран, с которой её связывает общий язык, общая культура и общее прошлое, симметрично вызывает неприязнь к другой. Наше социальное тело поражено, как болезнью, тяжким и непреодолимым надломом. «Столкновение цивилизаций» оборачивается на местном уровне нескончаемым и разрушительным состоянием войны. Она ведётся между политическими партиями, представителями интеллигенции и медиа-структурами. Республика Молдова имеет двух «внешних врагов»: для одних это Румыния, а для других – Россия. И поскольку на протяжении истории мы были частью то одного, то другого государства, и Бухарест, и Москва зачастую смотрят на нас как на подлежащую возврату территорию. Обе столицы подпитывают всеми средствами две антагонистические позиции, разворачивая жестокую конкуренцию за влияние на это пространство. А желающих послужить каждой из противоборствующих сторон предостаточно. Некоторые делают это из самых чистых побуждений, будучи органически привязанными к соответствующей «исторической родине». Другие же записываются в нескончаемую череду политической клиентуры, постоянно находящейся в поисках спонсоров и покровителей в Москве или Бухаресте.

Республика Молдова должна пересилить антиномичную формулу тезис-антитезис и прийти к синтезу. И здесь роль национальной элиты является решающей. Отказ от антагонистического противостояния «румын» versus «русский», преодоление исторических травм и концентрация на разработке более успешной исторической перспективы могут и должны уравновесить нашу страну на геополитическом уровне, предоставляя нам шанс превращения препятствия в преимущество. Возможность знать одновременно румынский и русский языки открывает нам перспективу культурной комплементарности. Свежий взгляд на общие цивилизационные корни, на общую византийскую матрицу, определившую идентитарный профиль наших народов, принадлежащих к Православному Христианству, явится тем золотым мостом, который должен быть выстроен, в первую очередь, молдавскими элитами. Подобное понимания этих двух культур и народов позволит нам осознать последние два века с их трагическими или светлыми моментами, как короткий исторический эпизод.

Мир не берёт своё начало ни от Возрождения, ни от Века Просвещения, ни от Французской Революции, ни от большевистского переворота. Вспомним, что Модерну, как выражению сравнительно недавнего исторического перелома, предшествовал Премодерн, продолжительный путь народов в русле Традиции. И тут Дугин вновь приходит нам на помощь. Мы – в Постмодерне, – справедливо подчёркивает автор. И если у глобалистов есть своя версия Постмодерна, наш долг – создать собственный Постмодерн, который бы исходил из наших магистральных интересов. Как именно? Войдя вновь в историю, принимая данную нам Богом истинную свободу для её мудрого и полного смелости применения. Наше будущее не предрешено, не является неумолимым, оно не запрограммировано. В этой связи, путь, который смог бы сблизить Республику Молдова, Россию и Румынию, лежит через восстановление связи между Премодерном и Постмодерном.

Естественно, доступ на поле диалога, примирения и культурной конвергенции обусловлен нашей способностью избавиться от фобий, прекратить идентифицировать «внешнего врага» с одной из этих двух стран.

В данном контексте необходимо напомнить, что само утверждение румынской идентичности произошло одновременно с обнаружением римских истоков. Модерн определил чрезмерную экзальтацию латинизма и умаление или даже порочение византийства. В Новое время светская культура заняла место культа, а сакральность была заменена сакрализацией ряда культурных фигур. Это смещение планов еще присутствует в среде, считающей себя патриотической в Республике Молдова. Практически каждый способен процитировать известное выражение Михая Эминеску «Мы румыны и точка», но мало тех, кому известна другая символическая фраза того же автора. Он назвал Православную Церковь «духовной матерью румынского народа, которая породила единство языка и этническое единство народа». Последняя цитата блестяще показывает общий цивилизационный источник, определивший становление как румынского, так и русского мира. Это – Православие. Необходимо осознать, что главная цель архитекторов глобализма – это уничтожение Православия. И поскольку Россия, Республика Молдова и Румыния являются православными странами, абсолютно естественно, чтобы они в равной мере ощутили опасность растворения в «котле глобализации».

***

Молдавское общество переживает сегодня особо болезненный надлом. Он обусловлен конфликтом между двумя диаметрально противоположными позициями – провосточными и прозападными. Эта ситуация подрывает внутреннюю стабильность, территориальную целостность и функционирование государства. Украинский кризис, скатившийся в подпитываемую извне гражданскую войну, ясно показывает, что Республика Молдова так же не может занять однозначную позицию, исходящую из упрощённой формулы «или, или». Приглашение к категорическому выбору либо в пользу европейской интеграции, либо евразийской не учитывают (сознательно или нет) опасность окончательной деградации внутриполитической обстановки страны, вплоть до её исчезновения с карты мира. Наше положение настолько хрупко, что линия геополитического разрыва между Востоком и Западом может превратить нас в неуправляемую территорию, на которой миротворцы НАТО будут контролировать часть страны, а российские – другую.

В этой связи, концепция переустройства глобальной архитектуры на принципах многополярности, разработанная Александром Дугиным, может и должна послужить новой парадигмой, в рамках которой необходимо определить роль Республики Молдова в регионе. Её изучение особенно актуально именно сейчас, когда события ускоряются в неимоверном темпе, а Россия подняла брошенную США (и отчасти ЕС) перчатку, тем самым разрушив монополию однополярности и американской гегемонии. Грузино-российская война 2008 года, сирийская проблема и украинский кризис ясно показали, что Москва более не приемлет заокеанского командного центра. Два геополитических гиганта находятся в состоянии максимальной напряжённости, атмосфера накаляется, а завтрашний день становится всё менее предсказуемым.

***

В нынешнем международном контексте, радикально отличном от того, к которому мы привыкли после распада СССР, молдавская национальная элита должна осуществить интеллектуальный скачок и заняться поиском оптимальных решений для выживания государства. Я глубоко убеждён, что наш шанс заключается в скорейшем отказе от иллюзий и предрассудков. Необходима кристаллизация нового видения перспективы развития страны.

И если «Четвёртая политическая теория» призывает отказаться как от коммунистической, так и от либеральной иллюзии посредством апелляции к Традиции, консерватизму, религиозной вере, сохранению национальной идентичности, то «Теория многополярного мира» предлагает осознать процесс десуверанизации, которому повергаются наши государства посредством атлантистской глобализации и принять активное участие в геополитическом переустройстве мира на цивилизационных основах. Подобно тому, как первая работа призывает нас отказаться рассматривать западный либерализм как фатальность, вторая обращается к нам с тем, чтобы переосмыслить и бросить вызов глобализации в её американской версии. Но ни в первом, ни во втором случае автор не претендует на выработку в малейший подробностях новой политической идеологии и новой структуры международных отношений. Он предлагает эти две комплементарные теории в качестве приглашения к диалогу, к переходу от этапа отрицания к разработке позитивных проектов, и призывает к участию в этом процессе представителей всех обществ.

***

Рассматриваемая с этой точки зрения теория многополярного мира требует глубоких размышлений со стороны наших интеллектуальных кругов. Наш вклад в разработку концепта многополярности должен основываться на контекстуализации национальных интересов в новых геополитических условиях.

Первый концепт, который необходимо утвердить полностью и неотступно претворять в жизнь – это принцип нейтральности нашего государства. Постоянный нейтралитет Республики Молодва должен проводиться на международном уровне, исходя из следующей предпосылки: наша страна заявляет и соблюдает своё обязательство о нейтралитете в контексте конфликтов между крупными геополитическими акторами. Мы не должны быть частью этих конфликтов, мы не можем выступить на стороне одной из противоборствующих или конкурирующих сторон. Данный статус Республики Молдова диктует и переосмысление парадигмы внешнеэкономических связей.

Отсюда – второй концепт, основанный на экономическом суверенитете, на элементах экономического протекционизма, на пересмотре коммерческих отношений с внешними партёрами. Республике Молдова необходим особый экономический статус в её отношениях с Европейским Союзом и с Евразийским Союзом. Мы нуждаемся в асимметричных экономических отношениях, как с ЕС, так и с ТС. Учитывая скромный вес национальной экономики, который вписывается в пределы статистической погрешности обоих огромных рынков, молдавский экспорт не представляет для них никакой опасности. Зато слияние нашей слаборазвитой экономики с одним из двух рынков в рамках соглашения о свободной торговле обусловит её колонизацию посредством внешних капиталов и товаров. Подобный сценарий ещё больше усилит миграцию рабочей силы на внешние рынки труда, а массированное присутствие внешних капиталов и предприятий превратит большинство оставшихся дома в гастарбайтеров в собственной стране.

Что же может предложить Молдова взамен? Геополитическую лояльность и нейтралитет. Естественно, в условиях корпоративного капитализма, когда политические решения западных центров влияния определяются мощью капитала, вероятность получения подобных коммерческих преференций минимальна. Но в этом случае наша страна обладает исключительным преимуществом, которое сегодня полностью игнорируется. А именно: учитывая жёсткую конкуренцию между ЕС (с его американской, зачастую решающей, составляющей) и Российской Федерацией за привлечение Республики Молдова в орбиту этих двух надгосударственных структур, параллельные переговоры, в Брюсселе и в Москве, дают нам шанс на принятие нашего предложения, по меньшей мере, одной из сторон. А сторона, которая проявит понимание и желание сотрудничать с Кишинёвом, выступит основным партнёром нашей страны. В то же время, сторона, которая отвергнет наше предложение, окажется в неприглядном положении по отношению к своему конкуренту. Это была бы истинная «история успеха» Молдовы. Подобную асимметричную геополитическую и экономическую конструкцию следует рассматривать как временную, но жизненно важную для поднятия из руин национальной экономики, для приостановления феномена «массового кочевничества», а также для сохранения территориальной целостности страны. Безусловно, речь идёт лишь о попытке добиться геополитической паузы на ограниченный период времени, сроком на 25-30 лет. Данный период был бы достаточен для поднятия экономики страны до уровня, допускающего отказ от мер жёсткой защиты внутреннего рынка, и её включения в режим международной свободной торговли.

Абсолютно очевидно, что переосмысление парадигмы развития страны не имеет ничего общего с двумя доминирующими в нашем обществе дискурсами, соответственно, либо «с ЕС», либо «с ТС». Данный концепт может выглядеть скорее как плод воображения, нежели прагматическое предложение. Но именно так случается в истории: всякому значимому достижению предшествует великая мечта, из ряда вон выходящая идея. Известно, что когда все мыслят одинаково, в действительности не мыслит никто. И в этом смысле чтение книги Дугина может стать мощным толчком для преодоления привычного взгляда на вещи.

Безусловно, успех нашей страны самым решительным образом зависит от способности элит отказаться от новой «государственной религии», которая пришла вслед за коммунистической – либерализма и западомании. Именно наивное принятие западной парадигмы толкнуло наше общество в состояние интеллектуального пленения, политического вассалитета и механического копирования чужих моделей, не имеющих ничего общего с нашей традицией, менталитетом, культурой, верой и интересами. Бездумное принятие «импортных» моделей превратило молдавское общество в потёмкинскую деревню, а законодательство и государственные институты зачастую представляют собой «формы без содержания». Состояние очарованности, восхищения, глупой экзальтации по поводу всего, что приходит с Запада опустили нас до уровня карикатурного государства, не ведающего истинных причин собственных дисфункций. Интеллектуальный и политический «авангард» бравирует своей западоманией точно так же, как недавно бравировала коммунистическая номенклатура своей афилированностью марксизму. «Промывание мозгов» и идеологическая обработка проводится посредством массовой культуры, СМИ, образования и государственной администрации. Состояние подчинения внешним центрам влияния стало поводом для самовосхваления. В качестве интересов страны ошибочно воспринимаются геополитические и экономические интересы Запада в Молдове. Условные рефлексы, с методичностью привитые извне, воспринимаются как самостоятельное мышление и естественные реакции. Европейская интеграция, навязанная в соответствии с критериями евробюрократии, рассматривается как безальтернативный путь развития.

***

А теперь несколько ремарок по поводу лихорадочности, с которой нас спешат подтолкнуть к подписанию соглашения об ассоциации и о свободной торговле с ЕС. Если бы нынешние правящие круги США и ЕС были бы истинными друзьями Республики Молдова, перед лицом огромной опасности эскалации внутриполитического конфликта и территориального расчленения страны, именно Вашингтон и Брюссель должны были бы призвать официальный Кишинёв умерить свой проевропейский пыл. (Украинский прецедент более чем нагляден в данном случае.) Но всё происходит как раз наоборот. Несмотря на то, что ни США, ни ЕС, ни НАТО не могут обеспечить территориальное единство страны и её экономическую жизнеспособность, западные центры влияния продолжают проводить мощную кампанию по привлечению Республики Молдова в свою геополитическую игру. Создается впечатление, что преследуется цель именно территориального расчленения и окончательного разрушения нашей хрупкой государственной конструкции.

Известно, что международная политика движима циничными и прагматическими интересами. Здесь для сантиментов и благотворительности нет места. Тот, кто осознаёт это состояние дел, имеет шансы на успех, а кто нет – приговаривает собственную страну к роли проигравшего.

***

В последние годы, благодаря своим книгам, университетской деятельности, телевидению и Интернету, Дугин стал широко известен. Одни разделяют его взгляды, другие их отрицают. Но почти нет тех, кто относился бы к нему с равнодушием. Абсолютно очевидно, что сегодня эта экстраординарная личность оказывает огромное влияние на общество. Его интеллектуальная мощь подпитывает с особой силой новую волну консервативного мышления. Именно это течение мысли обретает всё более чёткие контуры в Республике Молдова. Люди находятся в поиске когерентных, комплексных и солидных толкований переживаемых нами бурных реалий. В обществе, ощущающем несправедливость, раздираемом конфликтами, живущем в доминанте медийного спектакля, полном сенсационных новостей, ток-шоу и масс-культуры, Александр Дугин обладает даром воссоздания изодранной на части ткани реальности. Будучи пассионарной натурой, он в полной мере утверждает своё призвание учёного, находящегося в гуще великих столкновений эпохи. Дугин глубоко осознаёт тот факт, что историю движут вперёд две фундаментальные вещи: Идея и Воля. Иначе говоря, люди, обладающие ясным видением и сильным характером. Его труды не являются набором научных абстракций. Они выражают кредо целого поколения. Люди его масштаба осознают принятую на себя миссию. Именно поэтому им удаётся понять смысл истории. Для таких как он жизнь народов и цивилизаций не есть простая череда случайностей, которые происходят сами по себе. Эта жизнь решительным образом определяется людьми, берущими на себя роль впереди идущих для общностей, которым служат.

Тем, кто прочитает эту книгу, совершенно не обязательно полностью принять мнение автора. Достаточно проявить любопытство и ознакомиться с ним, а кому-то, возможно, и поучаствовать в диалоге между нашими странами, которым Господь предопределил быть соседями до скончания века.

Пользуясь случаем, выражаю благодарность моему молодому коллеге и другу, Геннадию Вакуловски, который ассистировал мне в переводе как «Четвёртой политической теории», так и данной работы, и в подготовке к изданию обеих версий компендиума. Я также признателен журналисту и давнему почитателю Александра Дугина, Сергею Замуруеву, который откорректировал русскую версию данной книги и журналистке Анне Ждановой за помощь в правке перевода предисловия.

Юрий Рошка,

май 2014 г.

Articolo precedente

A PATRA TEORIE POLITICĂ

Articolo successivo

LEGA ARABA E NUOVI EQUILIBRI NEL VICINO ORIENTE